Выставка «Хлеб»
Путь зерна
Вход: 80/60
Запись на экскурсию по телефону: +7 (846) 333-24-98
На рубеже ХIХ-ХХ веков Самарскую губернию называли «житницей России». В Российской империи она занимала первое место по количеству собираемой пшеницы. Территория старой Самары до сих пор хранит в себе следы гигантской хлебной инфраструктуры, которая возникла благодаря движению зерна. Именно развитие хлебной торговли превратило Самару в богатый «купеческий» город с заводами, банками, паровыми мельницами, гостиницами, кинотеатрами, элеватором, похожей на античный храм биржей и построенными в модном европейском стиле модерн особняками.
В одном из таких особняков, когда-то принадлежавшему хлеботорговцу, в 2012 году открылся Музей Модерна, который хранит память об ушедшей эпохе и радует современников красотой прошлого. Бывшие паровые мельницы и разрушенный элеватор напоминают нам, что у этой красоты была экономическая основа. Торговля пшеницей, которая добывалась из земли тяжелым крестьянским трудом, приносила самарским купцам огромные состояния.

Это выставка о «пути зерна», о том, как дореволюционная Самара жила хлебом.
Пшеница дает человечеству больше калорий, чем какой-либо другой источник пищи. Одомашнивание и разведение пшеницы началось не позднее 14-12 тысяч лет назад на Ближнем Востоке. Это вторая по объему производства сельскохозяйственная культура после кукурузы. Пшеница - одна из самых сложных культур с точки зрения генетики. У нее гексаплоидный геном, состоящий из трех элементарных геномов, каждый из которых длиннее человеческого. Общая длина генома пшеницы превышает 17 миллиардов пар нуклеотидов. Он в пять раз больше генома человека. В 2018 году геном пшеницы был полностью расшифрован.

В исторической науке существует «зерновая гипотеза», которая предполагает, что формирование государств становится возможным только тогда, когда в пищевом рационе преобладают зерновые культуры.

«Зерно сухое, его можно хранить, перевозить, взвешивать. Но Джеймс Скотт задается интересным вопросом: что такого было в пшенице, что делало ее более полезной для государственного земледелия, чем, например, чечевица, которая тоже подлежала хранению? <…>Пшеницу тысячелетиями подвергали селекции, чтобы настроить ее биологические часы так, чтобы мириады одновременно посаженных колосьев созревали тоже одновременно; это одно из чудес природы, в те далекие времена охотнее сотрудничавшей с человеком. Поле злаков надо убрать в течение недели, так было уже в древней Месопотамии; это требует мобилизации труда, но зато урожай можно обозреть и посчитать «с точки зрения государства». Более всего в таком

результате был заинтересован сборщик налогов: это ему было важно оценить урожай, объезжая поля, и собрать свою долю. Для записи и учета этих налоговых поступлений, а потом и крестьянских долгов формировалась первая письменность. Превращая людей в средства, государство заставляло крестьян пахать и предписывать им, что сеять».

Александр Эткинд «Природа зла: Сырье и государство»